Фото Дениса Львова

Круглый стол в Арсенале 2 марта 2012 г.

24.01.2012 года была зарегистрирована Автономная некоммерческая организация культуры «Музей архитектора Святослава Агафонова». Чтобы определить вектор деятельности Музея, цели и задачи, идейные базовые установки, был собран Круглый стол с участием ведущих нижегородских специалистов в области истории, архитектуры, искусствоведения, музейного дела – людей неравнодушных, хорошо знавших и ценивших Святослава Леонидовича, как бескомпромиссного в своем творчестве человека, реставратора мирового уровня, мудрого учителя, глубоко осознававшего истоки, смысл и значение нашего культурного наследия.

Участники круглого стола:

И.С. Агафонова – главный архитектор НИП «Этнос», директор Музея архитектора Святослава Агафонова

Ж.Г. Йонсон - архитектор

Е.Е. Бажина – зам. Директора филиала Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника

Т.М. Козлова - директор филиала Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника

А. А. Глазырина – начальник отдела Комитета по делам архивов НО

Т.В. Гусева – зам. Директора по НИР ООО «Археологическая служба», кандидат исторических наук, почетный гражданин г. Городца

Ю.Л. Немцов - тележурналист, режиссёр (ННТВ)

Г. В. Филимонова- журналист, культуртрегер, руководитель проекта «Дать понять»

А.М. Гор - директор Приволжского филиала Государственного музея современного искусства в Нижнем Новгороде

В.П. Бандаков – архитектор

Е.Е. Мареева - архитектор

М.В. Игнатушко - архитектурный критик

А.Б. Дехтяр – архитектор, директор ООО "НПО "Архстрой"

С.Л. Туманин - архитектор, директор, руководитель ООО «Творческая мастерская архитектора Туманина»

И.В. Петров - заместитель руководителя Управления государственной охраны объектов культурного наследия НО

 

Цитаты из дискуссии:

А.Б. Дехтяр. У большинства людей представление об охране памятников связано с чем-то совершенно замшелым, невозможным для развития. Я сейчас говорю о некой непрофессиональной общественности, хотя думаю, что и большая часть профессионалов, весьма консервативно относится к этой области. Мне кажется, что  вот эта  интонация важна, которая была у него ( Агафонова С.Л- прим. редактора) лично. И эта проблема существует всегда, потому что вещь,  которая косная, – она умирает или становится маргинальной…..

Отличие догмы или не догмы от разрушения исторической среды – это грань весьма тонкая. И чтобы эту грань отличить,  необходимо  быть абсолютно честным и очень профессиональным  к тому же. Я думаю, что вот эта интонация в концепции музея должна быть. А что касается его содержания – не предвзятость  (возможно, это не самый лучший термин). В смысле  целостности раскрытия, думаю, это тоже пропаганда той пафосной позиции, которая должна распространяться на всех:  на  участников,  которые среду изменяют, и  тех, которые ее сохраняют. Он был человек принципиальный, с другой стороны – человек непредвзятый. То есть подвижничество – это вполне логичная и понятная вещь, которая требует огромного морального ресурса и устойчивости.  И к тому же  не стать зацикленным только на этом, не отрезать от себя реально живущий мир.

А.М. Гор. Из того, что вы сказали,  у меня кристаллизовалось одно важное слово. Мне кажется, что смысл создания Музея Агафонова - в консолидации. Это  консолидация профессионалов, консолидация экспертная. А потом результат уже предъявляется для того, чтобы консолидировать общественное мнение, чтобы консолидировать людей и взрастить в них как  понимание исторического времени, так и  формирование этого чувства. Оно не только в этом музее, конечно, будет формироваться, но  и в этом - очень серьезно.

Андре Мальро сочинил в свое время книгу «Музей без стен». И, собственно говоря, это очень хорошая история. Может быть, он и должен сначала существовать как музей без стен, а потом потихонечку разными частями материализовываться.

Т.В. Гусева.  В моем личном понимании, Святослав Леонидович и как профессионал, и как человек, как личность, нашел свое место между прошлым и будущим. Поэтому для концептуальной идеи музея, связанного с деятельностью, с именем Святослава Леонидовича, я бы выбрала такую фразу в качестве одной из ключевых формулировок:  это пространство и время между прошлым и будущим.  И в те времена, когда Святослав Леонидович  хотел заниматься реставрацией Кремля, когда он занимался реставрацией (я сейчас говорю о самой главной  большой его работе), тогда тоже было все не так гладко, и были те же самые проблемы. Это нам сейчас кажется само собой разумеющимся, что у нас Кремль стоит. Там тоже было противостояние,  было гражданское мужество, профессиональное мужество, чтобы задуманное реализовать и довести его до конца. Вот те вещи, которые я бы хотела предложить для размышления. То есть, повторюсь, музей как некая точка пересечения прошлого и будущего в нашем историческом пространстве.

Ю.Л. Немцов. То есть надо связать, как, помните, две трапеции соединяющиеся, а в центре – то, что между прошлым и будущим. Это образ такой глобальный, концептуальный

А.А. Глазырина.  Я согласна со многими выступающими, действительно, очень сложно ответить на вопрос, чему посвящен этот музей. Вроде бы все понятно: личность, человек, Кремль – все это важно. И чему посвящен? Посвящен истории, посвящен искусству, посвящен человеку, посвящен власти, посвящен таланту, посвящен мужеству…. Но, с другой стороны надо понять, и Анна Марковна постоянно об этом говорит, – чем он будет отличаться. Архивы готовы работать, готовы предоставлять все копии документов и фотографий на любых носителях.

С.Л. Туманин  Здесь произносились такие слова как «среда», единение. Для нас, практикующих архитекторов, важно понимать, что такое личность Агафонова.   Мы всегда сверяем свою деятельность с такими людьми, которые являются непререкаемым авторитетом. Такой авторитет в Нижнем Новгороде –  Агафонов. И если говорить о городской среде, он ведь тоже высказывался об этом, видел город не только в 16 веке, но и в будущем, и в настоящем, в котором он жил.  Мы все ощущаем это, важно говорить об этом. Важно иметь какие-то площадки, где бы мы обменивались мнениями, и эти мнения было бы слышно.   И важно говорить о том, какую среду город имел до того момента, как он начал ее терять. В этом смысле я думаю, что могла бы быть медиа площадка. Создать некое объединение людей, сообщество, чтобы говорить от имени этой структуры, которая могла бы при музее существовать, – мне кажется, было бы очень важно.

И.В. Петров.  В музее нам надо рассказывать и показывать не столько саму личность,  сколько его идеи и их эволюцию. …музей сразу создать в материальных стенах трудно, можно действительно его начать в виртуальном пространстве, где он станет обрастать какими-то компонентами. А пока суд да дело, а хотелось бы уже сейчас иметь этот символ, знамя, вокруг которого люди могли бы объединиться.

Ю.Л. Немцов. То есть музей Агафонова – это не просто сообщество или общество, а некая творческая тенденция, объединившая в себе какие-то параметры, понявшая свою концепцию, смысл и движущаяся в этом направлении, привлекающая к себе тех, кто готов и понимает, что это такое. Значит, надо совершать какие-то творческие акции под рубрикой «Музей Агафонова».

И.С. Агафонова.  Да, и в этом случае, мне кажется, Святослав Леонидович был образцом взаимодействия с той же самой властью, потому что он не действовал методом баррикад, хотя иногда кроме баррикад ничего не поможет, бывает и такое. Но у него был другой метод работы: он просто старался объяснить и доказать. И это было правильно, и сейчас, как мне кажется, именно такой метод должен быть.

А.М. Гор. Профессиональный компромисс - возможно, но нравственного - не было.  Верный музейный образ. Метод Агафонова, он не то, чтобы от других отличный, он особый: это профессионализм + последовательность + внятность изложения. Без лишних эмоций, без пафоса, но на основе точного и несгибаемого профессионально-экспертного утверждения. Метод Агафонова: честность, неподкупность, жесткое и очень крупное профессионально-экспертное мнение, спокойное и доказательное внедрение этого экспертного мнения. И вообще, это название для выставки – «Метод Агафонова». Правильные вещи говорились, это некая точка морального отсчета. И в этом смысле, метод Агафонова – метод взаимодействия, вообще говоря, с миром в разных аспектах: в текстах, в профессиональной реставрации, в преподавании. Бескомпромиссность, лишенная агрессии. Бескомпромиссность в смысле продвижения. Вот это все можно визуализировать. На самом деле, назвать так выставку «Метод Агафонова» – мне кажется, был бы довольно сильный ход. Как один из главных образов Метод Агафонова. Превратить это в некий символ, образ, способ действия.

Ю.Л. Немцов. Метод Агафонова – это абсолютная доказательность. Он был глубочайшим профессионалом, и если он что-то говорил, то с ним не могли спорить – потому что лучше него этого никто не знал. И если он говорит, что это так – это так и было

 И.В. Петров. Хотел сказать, что метод Агафонова – классическая триада – честность, профессионализм и умение договариваться. Восходит к античности, к Витрувию…